Затрапезный Китай


В 1842 году по итогам Опиумной войны Великобритания оттяпала у Империи Цин Гонконг. Правда, лишь небольшая часть территории Гонконга была захвачена по-взрослому, а большая часть территории нынешнего Гонконга была уже позднее, ближе к концу XIX века, взята англичанами в аренду на 99 лет.

Эта аренда истекла в 1997 году. И поскольку англосаксы, в отличие от нас, россиян, иногда бывают исключительно лоховатыми, им не пришла в голову идея кинуть современный Китай и не отдавать Гонконг.В 1997 году англичане как миленькие отдали Гонконг Китаю, он перешёл под суверенитет Китайской Народной Республики и там образовался специальный административный район Сянган, который, тем не менее, в значительной степени независим от Китая во всех гражданских и политических делах. Согласно решениям, которые были имплементированы в 1997 году, Китай в течение 50 лет не будет вмешиваться во внутреннюю политику Гонконга — до 2047 года. А вот международные и военные вопросы применительно к Гонконгу находятся в компетенции Пекина, Китайской Народной Республике.

И вот этот год, 2019, стал символическим и знаковым в смысле очень размашистых народных протестов в Гонконге — гораздо более масштабных, чем в городе Москве. Хотя население Гонконга почти вдвое меньше московского — 7,5 миллионов человек, на улицы выходили сотни тысяч, а на пике даже более миллиона человек. Среди прочего протестующие в определённый момент захватили даже международный аэропорт Гонконга, из-за чего было отменено свыше 300 рейсов. Потом они были вытеснены оттуда полицией, но столь жёстких репрессивных мер, как в Москве, полиция против протестующих не применяла.

Поводом для этих протестов стало новое законодательство об экстрадиции из Гонконга.

Весной 2019 года исполнительные власти Гонконга, завязанные на Пекин, внесли в законодательный орган специального административного района Сянган законопроект об экстрадиции, который предполагает, что задержанных в Гонконге преступников можно экстрадировать во все страны, с которыми соглашения об экстрадиции нет — в первую очередь в континентальный Китай.

Активная часть гонконгского общества, которая, как мы видим, весьма мобильна и весьма склонна к самоорганизации и мобилизации, посчитала, что это откроет ворота для политически неблагонадёжных, с точки зрения пекинского режима, людей. Демократический Гонконг тем самым поделится их телами и душами с тоталитарным режимом Пекина. Это и вызвало массовые протесты.

Но это, конечно, только одна сторона медали. А другая сторона — это общее недовольство Гонконга тем, что он с годами увязает в китайской трясине. В частности, гонконгцев уже не устраивает механизм формирования власти, который позволяет Пекину, несмотря на договорённость, предшествовавшую передаче Гонконга в 1997 году, влиять на формирование власти и расставлять лояльных себе людей на ключевые позиции, тем самым де факто вмешиваясь во внутриполитическую ситуацию в Гонконге, а не только обеспечивая комплекс международных и военных вопросов, сопряжённых со специальным административным районом. То есть накипело и наболело. Количество проблем перешло в качество.

Новый пик протестов начался летом после того, как власти Гонконга не отозвали полностью законопроект об экстрадиции, а лишь объявили о замораживании его рассмотрения, что было воспринято как уловка и попытка просто тихой сапой протащить одиозный акт в ближайшем будущем.

Здесь сказалась гремучая смесь многолетнего британского правления, которое, безусловно, оказало очень существенное влияние на менталитет гонконгцев, их представления о свободе и правах человека — представления, которые в континентальном Китае, скажем обтекаемо, развиты куда меньше — и исторический китайский фатализм и имперсонализм. Всё-таки протесты в Европе (в том числе и в России, поскольку Россия — Европа, кто бы что ни говорил; гораздо скорее Европа, чем Азия, скажем так) построены на европейском индивидуализме. Гонконгские же протестанты успешно применяют тактику роя, где важна не  столько личность, сколько функция. Знаменитый лозунг «Будь как вода» отражает эту тактику роя. Поэтому с такими протестами гораздо сложнее справляться.

Кроме того, естественно, протесты в Гонконге имеют не только локальное измерение, сопряжённое с теми или иными законами или даже недовольством политической системой и вмешательством Китая в дела специального административного района. Вообще всё, что связано с Китаем, имеет большое значение для мировой экономики и политики. Это кремлёвская пропаганда постоянно хочет подчеркнуть, что всё в мире зависит от России и все крупнейшие страны мира, в первую очередь США, только и чешут репу в стремлении понять, что же с Россией делать, как бы с ней договориться. Нет, Россия по сравнению с Китаем — мягко говоря, некрупный игрок. И ясно, что замедление экономического роста Китая даже на незначительные величины, сокращение потребительского спроса в Китае будет иметь достаточно шоковое влияние на мировую экономику.

Сейчас Дональд Трамп вводит санкции против Китая, ограничения, ввязывается в торговую войну с Китайской Народной Республикой ещё и потому что роль Китая в мире меняется. Во-первых, естественно, Китай не является конкурентом США, как мы неоднократно говорили, поскольку он не распространяет глобальных ценностей — он только защищает свои интересы. В этом глобальном контексте он скорее может стать заместителем США, но не державой № 1 или сверхдержавой № 2.

У КНР нет никакого потенциала сверхдержавы, поскольку сверхдержава это экспорт образцов, а Китай не экспортирует свои образцы, а в технологической сфере экспортирует их или ворует. Но, собственно, издержки в Китае последовательно росли на протяжении десятилетий, и поэтому «фабрикой мира» Китайская Народная Республика уже быть не может. Поэтому многие производства переносятся за пределы Китая — какими-то корпорациями в сопредельные страны типа Таиланда и Вьетнама, какими-то в Мексику.

kun

В этой ситуации Трамп посчитал, что это выгодный, благоприятный момент, чтобы объявить Китаю торговую войну, поскольку КНР несколько утратила инициативу и уже не является таким локомотивом всеобщей индустриальной экономики, как в недавнем прошлом. Трамп, как ни странно, оказался здесь во многом прав, тем самым повысив свои шансы на переизбрание в 2020 году, которые, впрочем, пока остаются непонятными. Многое будет зависеть от кандидата от Демократической партии, который тоже не просматривается, ибо Джозеф Байден всё-таки очень стар — супер-стар, как Леонид Ильич Брежнев, и с этим есть проблема, которой, впрочем, мы сейчас касаться не будем.

Сейчас многие политики, финансисты и экономические наблюдатели по всему миру с замиранием сердца следят за одним: не отважится ли всё же Китай развязать в Гонконге «горячую войну», то есть ввести туда войска? Если отважится, это будет ключевое событие современной истории, несравнимое ни с какими другими событиями — в Украине, в Сирии или вообще на Ближнем Востоке и так далее. Потому что если «горячая война» в Гонконге случится, это нанесёт колоссальный удар по мировой экономике. Это понимает и Китай и поэтому события не форсирует. Вопрос, когда и что случится, чем закончатся протесты, сможет ли Пекин пойти на уступки в смысле реформирования политической системы Гонконга — вот об этом сегодня надо думать всем, кто занимается глобальными проблемами, и не размениваться на мелочи.

P.S.

Президент США Дональд Трамп в «Твиттере» сообщил  о повышении пошлин на китайские товары.

Президент так объяснил свое решение: «На протяжении многих лет Китай (и многие другие страны) используют США – и в вопросах торговли, и в плане кражи интеллектуальной собственности, и во многом другом. Каждый год из-за Китая наша страна теряет СОТНИ МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ, и конца этому не видно… К сожалению, предыдущая администрация позволила Китаю настолько далеко зайти в справедливой и сбалансированной торговле, что это стало большим бременем для американского налогоплательщика. Как президент я больше не могу позволить этому продолжаться! В духе достижения справедливой торговли, мы должны наладить баланс в этих несправедливых торговых отношениях. Китай не должен был вводить пошлины на 75 млрд долларов на американские продукты (это политически мотивировано!)».

Далее Трамп указал, что пошлины, о повышении которых он объявил ранее, будут повышены еще больше: «Начиная с 1 октября, китайские товары и продукты на сумму 250 млрд долларов, которые сейчас обложены налогом в 25%, будут облагаться налогом в 30%. Кроме того, товары из Китая на оставшиеся 300 млрд долларов, на которые с 1 сентября водился налог в 10 %, теперь будут облагаться налогом в 15%».

Материал подготовил В. Лебедев


Просмотров: 92 | Рейтинг: 0.0/0
Имя *:
Email *:
Введите код безопостности с картнки в поле "Ответ" *: