Исповедь "СТАРОЙ ШЛЮХИ" рассказ


Не устаю удивляться, узнавая, как наши старики ухитряются бежать от унизительной нищеты. Сколько хитростей, обмана государства с целью купить кусок любимой колбасы, книгу или раз в полгода отправиться в театр.

 Вот и этот случай поразил меня сверх меры.

-Вы на меня не смотрите, - сказала Полина С.,

 

– Вы обратите внимание на фотографии, на меня молодую. Красавица! Если я вам начну рассказывать, какой успех имела у мужчин, это займет весь вечер. А вы, конечно, торопитесь. Вы человек рабочий. Это старикам и детям некуда торопиться.

 

 Так вот, тридцать пять лет назад я начала работать в министерстве культуры. Взяли меня туда по большой протекции, но не только. У меня особые способности к языкам, а к тридцати годам  я получила два диплома о высшем образовании: филфака ЛГУ и факультета графики в институте Мухиной. В 1965 году я вышла замуж и перебралась в Москву.

 

 Надо вам сказать, что жизнь моя всегда была полна радости любви. Притуплялись одни чувства, на место «тупых» приходили «острые». Сына я родила от законного супруга.( Надо вам признаться, очень скучного человека, но ловкого карьериста). Во всем же остальном грешна безмерно. 

 

 Моя работа была связана с выставочной           деятельностью. Заграницу меня отправляли часто. Раза три-четыре в год, не меньше. По тем временам, это было сказочной удачей. Я знала, как воспользоваться этой удачей, и по роду деятельности постоянно была окружена людьми творческими и состоятельными.

 

  Буду откровенна, череда блестящих мужчин из Англии, Италии, Франции, Германии и даже Соединенных Штатов прошла через мою постель.

 

 Надо вам сказать, что я никогда не вступала в связь из одной корысти. Отнюдь, мужчина должен был понравиться мне. Я не умела испытывать удовольствие от секса, как такового. В любви мне всегда была необходима искренность романа.

 

 Я была абсолютно честной женщиной каждый раз и с каждым мужчиной. Вы должны меня понять. Так вот, и встреча моя с ними была в радость, и расставание не приносило мук.

 

 Был, правда,  один грустный случай. Я позволила себя увлечься одним мальчиком из Пармы. Он влюбился в меня настолько сильно, что вознамерился последовать за мной в Москву, а, услышав отказ, попытался наложить на себя руки. Это было ужасно.

 

 Во всех остальных случаях мои любовники оставались для меня верными друзьями, и теплые, благодарные воспоминания о встрече со мной они, уверяю вас, и как выяснилось, хранили долгие годы.

 

 Не знаю, как остальные мои не совсем востребованные способности, но любовницей я была очень талантливой, можете мне поверить.

 

 Мой муж много пил и умер, не дожив и до пятидесяти. Я стала совершенно свободным человеком, дамой высшего света, скажем так, и очень обеспеченной дамой.

 

 Дело в том, что благородный, интеллигентный, хорошо обеспеченный мужчина, не позволит себе любить красивую женщину без знаков внимания к ней. Мне делали подарки, подчас очень дорогие…

 

 Но, увы, время судит нас, женщин, страшнее Суда небесного. Лет до пятидесяти пяти я все еще привораживала мужчин, но после….. Нет, были и тогда победы, но назвать их слишком внушительными не могу.

 А потом,… но не хочу о грустном, о пустяках. Расскажу о настоящем несчастье. Сынок мой связался с дурной компанией и попал в тюрьму. Его свобода стоила мне всех накопленных средств.

 

 Мне пришлось принять новый жизненный старт без гроша в кармане и былой красоты, а тут еще и на работе начались неприятности в связи с перестройкой всего и вся.

 Меня попросили уйти на пенсию. И тут я впервые в жизни поняла, что такое нищета. У меня совершенно не было навыка жить расчетливо и экономно, но было  множество друзей. Мы часто собирались, как правило, у меня и пировали по-царски.

 

  Но пиры эти становились все скромнее и скромнее. В конце концов пришлось свою великолепную квартиру на Беговой обменять на «хрущобы» в Сокольниках. Но и этих денег хватило ненадолго. Верите, иногда приходилось просто голодать. Все это шло на пользу моей фигуре, но зачем нужна фигура женщине шестидесяти лет? Нет, нет, не спорьте!

 

 И тут, в какой-то момент полного отчаяния, я вспомнила, что в паспорте значусь еврейкой. Друзей осталось совсем немного. Помните, как в сказке Андерсена «Огниво»: внезапно разбогатевший солдат сразу же оказался в одиночестве, как только потерял деньги… Сын мой не баловал маму вниманием. Он жил своей, сложной и, как всегда, непонятной мне жизнью.

 Надо сказать, что о заграничных поездках я тосковала больше, чем о потерянных драгоценностях. Мой мир вдруг «скукужился», как писал Достоевский, стал крошечным и тоскливым чрезвычайно. А тут все-таки новый шанс «подняться на крыло».

        

  И я «поднялась». Израиль мне очень понравился какой-то своей сказочной, карнавальной атмосферой. Полученные деньги казались огромным достоянием, люди доброжелательными, но как-то постепенно и незаметно все стало на свои места.

 

 У меня не возникли и не могли возникнуть способности к экономному ведению хозяйства…. А потом… Вы знаете, Россия нынче – страна жуткого бандитизма, но такого количества мелких жуликов, как в Израиле, там нет.

 Я по натуре человек доверчивый. И по сей день убеждена, что в людях больше добра, чем зла, но убеждением этим не согреешься в холодные дни, и не дают под него товары в кредит в магазинах.

 

 В общем, надували меня все, кому не лень. И, как мне теперь кажется, делали это с удовольствием. Только через пять лет жизни в Израиле я научилась не ставить свою подпись по первому требованию, и не пускать за порог всех коммивояжеров.

 

 Были, выходит, кое-какие успехи по части самовоспитания, но деньги считать я так и не научилась.

 В общем, вам понятно, что Израиль мне не помог выбраться из позорной нищеты. Бедность, старость плюс одиночество…. Не дай Бог даже моим врагам пережить такое.

 

 И все же при ясном сознании своего прискорбного положения, меня не покидала жажда жизни. Иногда, проснувшись под утру, забывала о своем возрасте совершенно и сама себе казалась юной девицей, у которой все впереди.

 

 В одно такое утро я вспомнила сюжет старой, как будто венгерской, пьесы. В нем одна престарелая особа решила собрать всех своих прежних любовников на общий пир. Что там дальше было, я не могла вспомнить, но помню, что спектакль тот был полон радости и оптимизма.

 

 За первым толчком возникло острое желание заглянуть в свою старую, записную книжку. Она сохранилась замечательно. Эту книжку, в надежном кожаном переплете, я купила в Лондоне. Вот посмотрите, она сделана под старину, с медными застежками.

 

 Так вот, я открыла эту книжку и вдруг подумала, что мои любовники даже в пору моей молодости были людьми далеко не бедными. Я принесла им столько радости своим умением любить, щедростью, извините, своей плоти.

 

Почему бы мне сейчас не обратиться к ним за помощью.

 Я потратила добрых сто шекелей на конверты и марки. Первое письмо я написала Луиджи… Вот черновик. Вы читаете по- итальянски? Нет… Хорошо я вам его переведу.

 

 « Мой дорогой Луиджи!

Не знаю, найдет ли тебя это письмо. Все-таки столько лет прошло с момента нашей незабываемой встречи. Ты знаешь, милый, у меня сохранилась наша фотография. Мы сидим с тобой, обнявшись, на ступеньках  площади Испании, а вокруг тысячи и тысячи голубей.

 Извини, но ночи с тобой я тоже никогда не смогу забыть. Как-то неловко вспоминать о них в старости, но, честное слово, даже сегодня не могу себе простить, что отказалась поехать с тобой в Венецию на несколько дней. Былого не воротишь, но, дорогой Луиджи, воспоминания о минутах счастья любви останутся с нами навсегда. Думаю, ты разделяешь мои чувства.

 Луиджи, милый, ответь, как твои дети? Ты, наверно, уже богат и внуками. Напиши, как здоровье твоей очаровательной жены Франчески? О бизнесе я не спрашиваю. Уверена, что ты расширил сеть своих замечательных ресторанов.

 Теперь немного о себе. Перебралась в Израиль. В России потеряла все свое состояние. Еврейское государство живет трудно в окружении врагов. Старикам – эмигрантам здесь платят не пенсию, а небольшое пособие. В принципе жить можно, но ты помнишь, как я никогда не умела думать о черном дне. Все дни мне казались светлыми. Вот теперь я, в результате, и познала горький привкус нищеты.

 Но ничего. Только не подумай, что я жалуюсь. Письмо это я пишу вовсе не затем. Просто в одно прекрасное утро вспомнила силу твоих объятий, твою статную фигуру, твою улыбку – и захотелось написать старому другу.

 Обнимаю тебя крепко. Твоя, до конца дней, Полина».

Ну, как вам послание?… То-то же! Мне многие говорили, что я владею даром литературного слова.

  Ладно, в общем, подобных писем я написала ровно дюжину: три в Италию, три в Англию, одно в Швейцарию, одно в Бельгию, одно в Германию, одно в США, и два письма в Канаду.

 Спрашиваете, ответил ли мне Луиджи? Нет, к великому сожалению он умер. Мне ответила его жена - Франческа. Ответила очень милым письмом, полным воспоминаний о муже.

 В остальном затеянная переписка оказалась удачней. Все мои бывшие любовники вспомнили меня и сделали это весьма охотно. Конечно, в меру своих возможностей. Кто-то вместе с ответным письмом прислал чек на солидную сумму, а Лео Хаит, у него был серьезный бизнес в Мексике, расщедрился аж на 40 тысяч долларов.

 Знаете, я этого Хаита заставила забыть, что роста в нем было метр двадцать в кепке, заставила поверить, что его мужские достоинства превыше этого терпимого физического недостатка. Мы с Лео провели сказочную неделю в Лас-Вегасе. Это было незабываемо…

А Франсуа! Нет, удивительный человек! Великая, высокая душа. Он написал, что продал свои антикварные магазины, недавно потерял жену и не возражает, если я приеду в Париж и останусь жить с ним. Какой молодец! Помню, что в год нашей любви, а это было, если не изменяет память, в 1975 году, ему было не меньше пятидесяти.

 Прислал ли он мне деньги? Не то слово. Старик расщедрился на ежемесячную ренту в пятьсот долларов. Получив от него письмо, я гордо подняла голову,  отправилась к нашим милым чиновникам и торжественно отказалась от пособия….  Говорите, они бы его и так забрали. Может быть, но я их опередила, и этим горжусь.

 Ну, вот и вся моя история. В Париж мне не очень хочется. Хотя вспоминаю о Франсуа с самой лучшей стороны, и каждый месяц звоню ему и благодарю за переведенный чек.

 

 Да и другие свои старые связи не забываю…. Вы как-то странно на меня смотрите…. Осуждаете, наверно? Вот, думаете, старая шлюха снимает пенки со своих любовных историй… . Ах, вы так не думаете. Что ж, замечательно. Поймите, своей перепиской я доказала, что талант любить чего-то стоит в этом не всегда уютном мире, и память человеческая умеет хранить свет радости и отвечать на добро добром. Вот и все.

 

 

 

 

  


Просмотров: 392 | Рейтинг: 0.0/0
Имя *:
Email *:
Введите код безопостности с картнки в поле "Ответ" *: