За смертью или свободой: топ-5 великих предводительниц восстаний


Война — последний довод королей. Восстание — последний довод народов. В традиционных обществах почти всегда во главе таких движений вставали вожди-мужчины. Но прошлое знает яркие и впечатляющие исключения, когда вставшие во главе повстанцев женщины вершили историю.

Тысячелетиями война считалась мужским делом.

Тысячелетиями же из этого правила находились исключения.

Вспомним Жанну Д’Арк, Матильду Тосканскую, японских воительниц онна-бугэйся, кавалерист-девицу Надежду Дурову, героинь Великой Отечественной. В наши дни дамы с оружием — традиция в войсках израильтян и курдов и повседневность во множестве армий.

Восстания — дело ещё более рискованное, чем «обычная» война. Вождь повстанцев должен убедить своих людей следовать за ним в практически безнадёжном, смертельно опасном деле. Казалось бы, в традиционном обществе шансов занять эту роль у представительниц прекрасного пола практически нет.

Но с древних времён и до наших дней находились женщины, которые поднимали знамёна сопротивления и вели за собой повстанцев против угнетателей за смертью или свободой.

Боудикка

Боудикка — предводительница бриттского племени иценов — самая известная из женщин-повстанцев мировой истории, икона феминизма и национальная героиня Британии.

После смерти её мужа-правителя римляне захватили земли прежде союзных иценов. Саму Боудикку прилюдно выпороли, её дочерей изнасиловали, всё племя подчистую ограбили.

Боудикка знала о том, что случилось в Тевтобургском лесу. «Непобедимых» римлян можно бить. Она принесла жертвы богине победы Андрасте — и в 61 году нашей эры подняла свой обездоленный, оскорблённый римлянами народ на восстание. Из будущего графства Норфолк пламя сопротивления хлынуло во все окрестные земли.

Кельты с присущей им яростью шли мстить римлянам за годы жестокостей и унижений. Брошенный на них грозный IX Испанский легион сражался отважно — но Боудикка разбила его. Остатки римских войск эвакуировались за пролив. Британия оказалась в руках повстанцев.

Города, в том числе Лондиний, мятежники сожгли и разрушили дотла. Пленных и не успевших сбежать гражданских вырезали поголовно, с немыслимой жестокостью. Многих приносили в жертву богине Андрасте.

На древнем кельтском тракте, известном ныне как дорога Уотлинг-Стрит, римляне и бритты сошлись в финальной битве. Переброшенный с континента XIV легион с подразделениями XX-го и «всеми, способными держать оружие» встал насмерть — и устоял перед лавиной кельтской ярости.

Тщетно призывала Боудикка с боевой колесницы своих воинов биться смелее. Смелее было просто некуда.

Дисциплина римской военной машины снова оказалась сильнее варварской отваги.

Королева приняла яд и шагнула в вечность. Чтобы спустя века вернуться символом британского достоинства и непокорности в эпохи великих королев Англии: Елизаветы и особенно Виктории.

Матушка Лю

Вряд ли почтенная китайская дама времён династии Западная Хань могла помыслить себя искрой, из которой возгорится пламя общекитайского восстания.

Но пришли времена узурпатора Ван Мана, реформатора и тирана, занявшего небесный престол. В 14 году нашей эры сына Лю — чиновника уездной администрации — казнили: он отказался карать крестьян за неуплату непосильных налогов.

Материнское горе превратилось в хладнокровную ярость и жажду мести. Огромное состояние дома Лю пошло на организацию сети недовольных реформами Ван Мана заговорщиков.

Изрядную роль в завоевании сердец и умов местных жителей сыграла специально открытая таверна. Здесь местным жителям наливали в кредит и не слишком требовали возврата долгов.

За считанные месяцы под руководством матушки Лю стали формироваться отряды повстанческой армии. Главным образом из обедневших крестьян полуострова Шаньдун. Сокровища дома Лю шли на вооружение и снабжение мятежников.

В разбитом на сотни войске царила строжайшая дисциплина. Особенно матушка Лю следила за тем, чтобы повстанцы не обижали простых людей. Отряды нападали на правительственные силы на суше и на море — и растворялись в неизвестности.

Её армия стала первой искрой. Вскоре по её примеру начали появляться всё новые и новые отряды недовольных реформами узурпатора. А повстанческое войско становилось всё больше и сильнее.

Спустя три года матушка Лю повела свою уже многотысячную армию на столицу уезда Хайцюй и взяла город штурмом.

Напрасно глава уезда и его служащие умоляли о пощаде. Сына Лю они не пощадили. Женщина отсекла мечом голову ненавистного чиновника и бросила её на алтарь своего погибшего сына.

Вскоре она умерла от болезни. Её повстанческая армия объединилась с другими отрядами. И последовавшие события вошли в историю как Восстание краснобровых.

Спустя ещё пять лет повстанцы под знамёнами законной династии Хань взяли штурмом столицу империи Чанъань и казнили самого узурпатора Ван Мана.

Царица Мавия Сарацинская

Отчаянная арабская конница вырывается из пустынь, поднимая тучи пыли до самого светила. Вражеские армии разбиты и бегут. Бескрайние просторы Востока склоняются перед победоносными завоевателями.

Так было во времена пророка Мохаммеда и четырёх праведных халифов. Так было при эмире Фейсале и Лоуренсе Аравийском.

Но так было и прежде. Во времена, когда ещё не пал Рим.

В тот, первый раз, арабские племена за собой вела женщина. Звали её Мавия.

После смерти мужа она сумела принять и удержать непростые бразды правления над союзом танукидов — объединением кочевых арабских племён. Она покинула дворец в Алеппо и ушла в сирийскую пустыню: собирать сторонников для восстания против власти Константинополя.

Зачем? История этого туманна.

Традиционные источники повествуют, что успевшие принять христианство кочевые племена танукидов требовали от Константинополя назначить православного епископа — а император-арианин Валент II не собирался этого делать.

Современные источники предполагают также, что Валент потребовал от арабов выставить крупные силы иррегулярной конницы на войну с пришедшими в империю готами. Арабам эта идея не понравилась.

Как бы то ни было, Мавия возглавила и повела кочевые племена на ромеев (самоназвание жителей Византийской империи. — Прим.ред.). С впечатляющим эффектом. Войска Константинополя раз за разом оказывались биты.

Королева Мавия не просто руководила. Она вела воинов за собой верхом на боевом скакуне. Немало вражеских всадников, опрометчиво атаковавших «лёгкую добычу», лишились жизни от её руки.

(Фото: Anwar Amin)

Войска Мавии использовали не только лёгкую кавалерию, но и ударную — видимо, сарматского типа: с длинными пиками и в облегчённом доспехе для скорости манёвра.

Рейды арабских отрядов из сирийской пустыни опустошали земли Палестины, Финикии, Месопотамии, Синая. Остановить воительницу не мог никто. Весь ромейский восток лежал у ног арабской правительницы.

Император Валент, чья империя пылала уже с двух концов, согласился на мир на условиях Мавии. Он даже назначил по её требованию епископом арабов православного монаха Моисея, который восхитил королеву безупречной праведностью и чудесами. Считается, что Мавия под влиянием проповедей Моисея и сама приняла христианство.

Для скрепления политического союза Мавия выдала свою дочь за римского военачальника. Её победоносная кавалерия всё-таки отправилась сражаться с готами на стороне ромеев к далёкому северному городу под названием Адрианополь. Оттуда мало кто вернулся живым. Но это уже совсем другая история.

Царица Юдифь Асагату

Фалаша — одна из самых экзотичных, на взгляд европейца, ветвей еврейского народа.

Эти чернокожие люди, мало отличающиеся от типичных жителей Абиссинии (неофициальное название Эфиопии. — Прим.ред.), возводят свою историю к свите легендарного царя Менелика — сына царя Соломона и царицы Савской — основавшего имперскую династию Эфиопии.

После принятия христианства Аксумским царством (одна из самых могущественных держав поздней Античности и раннего Средневековья, существовавшая на территории современных Судана, Эритреи, Эфиопии, Йемена и Аравии. — Прим.ред.) евреев-фалаша погромили и изгнали на далёкую северо-западную окраину.

Там они выжили и укрепились.

Правда, их верования, по мнению учёных, представляли собой такую причудливую смесь иудаизма с язычеством, что любого почтенного ребе от эдакой трактовки еврейского закона хватил бы удар.

Фалаша постоянно восставали и сражались против Аксумской империи, но силы были неравны. Пока во главе абиссинских евреев не встала дочь царя Гидеона царица Юдифь, по прозвищу Асагату («пылающее пламя»).

Царица Савская скачет в Иерусалим

Красота в ней сочеталась с отвагой, политической волей и жестокостью. Она объединила и подняла за собой фалаша. Не для того, чтобы освободиться, а чтобы сокрушить эту тысячелетнюю африканскую империю.

И сокрушила.

Около 960 года она взяла столицу Аксум, низложила юного императора и вырезала большую часть правящей фамилии. Разрушила церкви и монастыри, сожгла библиотеки. Фалаша подчинили себе Эфиопию. Юдифь Пылающее Пламя стала императрицей.

Ласкарина Бубулина

Это достаточно забавное для русского уха прозвище носила Мария Пиноцис — одна из предводительниц греческого национального восстания против Османской империи.

Жизнь дочери греческого капитана Ставриониса Пиноциса началась сурово — в турецкой тюрьме. Её беременная мать Скево попала в стамбульские застенки из-за участия мужа в греческом движении сопротивления во время русской Архипелагской экспедиции.

Впрочем, в этом случае турок не стоит попрекать зверством: уважая доблесть капитана Пиноциса, они предоставили раненому отдельную камеру повышенной комфортности. И разрешили жить там вместе с женой.

Капитан так и не оправился от ран. Вдова с дочерью Марией отправилась обратно на греческие острова и снова вышла замуж.

Нрав у дочери отважного моряка и повстанца был под стать отцу. Устав от домашней работы, в 14 лет она сбежала из дома и попыталась устроиться на корабль юнгой под видом мальчика. Не срослось.

В 17 лет её выдали за почтенного владельца судна «Святой Спиридон». По совместительству — уважаемого контрабандиста. Помимо хозяйства и рождения четырёх детей Мария освоила тонкости торговли, официальной и не очень.

Когда ей было 40 лет, супруг погиб при нападении алжирских корсаров. Вдова взяла семейное дело в свои руки, плевав на неодобрение консервативного греческого общества.

И понеслось…

Она сама водила судно в рейсы, а любую водоплавающую сволочь встречали залпы мушкетов и пушек моряков «Святого Спиридона». Слава отчаянной капитанши разнеслась по Греции, а к ней самой привязалось прозвище «Ласкарина» — «отважная». Смелость и деловая хватка принесли ей состояние, о котором покойный супруг и не мечтал.

Второе замужество за Димитросом Бубулисом — отсюда и прозвище Бубулина — не остановило её морских похождений. Ещё двоих детей она родила прямо на борту всё того же «Святого Спиридона».

Когда османские власти решили конфисковать её имущество, Мария-Ласкарина отправилась… в Стамбул. И пожаловалась матери султана Махмуда II, что её сын почтенных мореплавательниц обижает. А заодно — русскому послу. После чего на три месяца отправилась в Крым. Откуда вернулась к родным берегам как энтузиаст освободительного движения.

Состояние Ласкарины пошло теперь на финансирование повстанцев на суше и на море, а её бывалые морские волки превратились в героев сопротивления — в том числе на борту построенного ею 18-пушечного корвета «Агамемнон». Грекам нельзя было иметь корабли такого размера и вооружения — но взятки закрыли глаза османских чиновников до часа «Х».

Он настал 25 марта 1821 года. На мачте «Агамемнона» впервые в новой истории взвился греческий флаг. Корабль Ласкарины стал веским аргументом повстанцев на море. Он и его команда под командованием капитанши принимали участие во множестве сражений, блокад, высадок и штурмов. При штурме крепости Паламиди она подняла и повела в атаку залёгших под турецким огнём повстанцев, в очередной раз поразив греков своей отвагой. Её готовность драться за свободу Греции не остановила даже смерть в бою одного из сыновей.

Греция обрела независимость — в том числе и усилиями Ласкарины. После чего греки, по своему многовековому обыкновению, увлеклись политической жизнью — вплоть до начала гражданской войны, в ходе которой героиня сопротивления во второй раз угодила в тюрьму. Погибла она очень по-средиземноморски — от пули во время ссоры по поводу бурной личной жизни родичей.

По легенде, за свои успехи она получила не только славу на родине, но и звание контр-адмирала русского флота посмертно. Правда, документов об этом не сохранилось. Но греки свято в этом уверены и очень сим фактом гордятся.


Эти пятеро — только самые известные примеры женщин, возглавлявших восстания. Были сотни, если не тысячи других.

Вьетнамские сёстры Чынг, бросившие вызов китайской империи Хань. Казачка Алёна Арзамасская — сподвижница Стеньки Разина, — которая вела за собой две тысячи повстанцев. Графиня Эмилия Плятер — героиня польско-литовского восстания 1830 года. Княгиня Лакшми Баи — одна из лидеров восстания сипаев в Индии. Филиппинская учительница Ньевес Фернандес, ставшая партизанским командиром и истребившая две сотни японских оккупантов. Команданте Рамона из сапатистского движения в Мексике, командовавшая взятием столицы штата Чьяпас в 1994 году.

И лишь одному Провидению известно, сколько ещё имён пополнят этот список в нашем неспокойном веке.

 

Источник ➝


Просмотров: 199 | Рейтинг: 0.0/0
Имя *:
Email *:
Введите код безопостности с картнки в поле "Ответ" *: