Как был построен Исакиевский Собор


Как был построен Исакиевский Собор

 

«Исаакий», торжественно открытый в 1858 году, построен на том самом месте, где вскоре по основании Петром I новой столицы на зыбкой болотной трясине была построена деревянная Исакиевская церковь. Даже при постройте этой церквушки, как и при постройке всей новой столицы, принудительный труд применялся с вопиющей беззастенчивостью. Начиная с 1709 года, в Петербург высылалось из разных краев России до сорока тысяч работников. Некоторые из ремесленников переводились в Питер на постоянное житье. Никто и не думал справляться — хочет или не хочет человек переселяться в далекую болотную трущобу. Царь приказал—и людей гнали на Север. Часто рабочие в пути разбегались. Тогда приникли круговую поруку—един отвечал за всех, все за одного. Кроме того к партиям несчастных переселенцев приставляли особых приказчиков и воевод. Даже из Сибири пригоняли людей на питерскую стройку.

 

По прибытии крестьяне ютились в жалких шалашах на сыром, вредном воздухе, наполненном болотными испарениями. К зиме наскоро сколачивались из бревен бараки для строителей. Бараки били переполнены людьми до отказа. Когда печи в избе нагревались, люди укладывались на полати, у самого потолка,вповалку 15—20 человек. Полчища насекомых, водившиеся в деревянных стенах и щелях, усугубляли мучения спавших. С рабочими жестоко расправлялись за всякую вольную и невольную вину. Провинившихся сажали на деревянную лошадь с острою спиной или же, замкнув руки на цель, ставили к столбу, под которым в землю втыкались острие спицы. Руками этих забитых рабов и была построена первая исакиевская церковь и 1710 году, на лугу возле самых адмиралтейских ворот, против нынешней улицы Дзержинского. Вскоре aia деревянная церковь сгорела и в 1717 году была заложена новая, уже каменная церковь тут же поблизости. Впоследствии неукрепленный берег, на котором в 10 саженях от воды стояло здание, осел и в стенах церкви показались трещины.

 

Подстроили особые деревянные своды и подпорки, но в мае 1735 года от удара молнии эти деревянные пристройки загорелись и церковь пришлось закрыть.После этого наступил период перестроек, когда один царь закладывал новую церковь, но достроить не успевал. Стройка подвигалась очень медленно. Когда умерла Екатерина II, собор был возведен лишь до карниза. Император Павел решил поскорее очистить лучшую площадь столицы от мусора и строительного материала, и новому архитектору был поручено в пожарном порядке закончить матушкину затею. Грандиозные планы сократили, мрамор заменили обычным кирпичом, нажали на рабочих — и дело двинулось куда быстрее. Но новый собор решительно никому не нравился. И Александр I решил «воздвигнуть» новый храм — величественный и грандиозный, который должен был «и снаружи и внутри по богатству и благородству архитектуры представлять все. что возбуждает удивление в самых великолепных церквах Италии!»

 

Новый собор должен был удивлять иностранцев и возбуждать в «верноподданных» мысль о мощности «благочестивейших и самодержавнейших» создателей этого грандиозного здания. На конкурсе по постройке собора неожиданно выпало счастье французскому рисовальщику Монферану. По рассказан современников Монферан представил на конкурс сразу 24 проекта перестройки собора или, вернее, 24 прекрасных миниатюрных рисунка в переплете изящного альбома. Красивые рисунки произвели надлежащее впечатление, и Монферану была поручена грандиозная постройка. В 1819 году начались работы по устройству фундамента на месте разобранного старого собора. Целый год свыше 11 тысяч рабочих рыли 3-саженные земляные рвы, которые сплошь забивались трехсаженными сваями, а промежутки между ними плотно утрамбовывались землей. Насваи уложили два ряда гранитных камней, обтесанных в правильные, в аршин толщиною, плиты, которые были связаны железными скобами и залиты свинцом. 11 тысяч человек безостановочно работало в городе, а сколько тысяч было послано на каменоломни — этого теперь не сосчитать.

 

Приютившись на ночь в жалких шалашах ил , в холодных и тесных, наскоро сколоченных деревянных бараках, крепостные, согнанные на каменоломни, ручными сверлами отрывали от огромного массива куски гранита. Зарабатывали гроши, работали от зари до потом к, кормились впроголодь и за каждую провинность подвергались розгам, шпицрутенам и мордобою со стороны подрядчиков и прочего начальства. Пять лет длилось устройство фундамента. Свыше 123 тысяч каменщиков, плотников, кузнецов и прочих рабочих было замято этим делом. Свыше двух с половиной миллионов рублей уплатила казна купцам-подрядчикам. Сколько платили рабочим — неизвестно, но рабочие далеко не был» так довольны своим «заказчиком», как купцы, подрядчики и свора чиновников, пристроившихся к огромному каменному пирогу. Когда в 1823 г. выступи и руководимые декабристами некоторые гвардейские полки, Николай I, проезжавший из Зимнего дворца на Сенатскую площадь мимо строившегося собора «усмирять бунтовщиков», был забросан поленьями и камнями из-за забора стройки. Рабочие выкрикивали угрозы царю к его робкой свите. Но согнанные с разных концов России рабочие не могли организованно протестовать против тяжелого труда и нищенской оплаты.

 

Самым трудным моментом в постройке Исакиевского собора была установка 112 гранитных колонн и особенно 48 больших колонн на портиках. Как и прочий гранит на постройку, эти колонны выламывались на берегу Финского залива между Выборгом и Фридрихегамом из огромной цельной гранитной скалы. Самой главной машиной в этой работе были мускулы крепостных.


Просмотров: 177 | Рейтинг: 0.0/0
Имя *:
Email *:
Введите код безопостности с картнки в поле "Ответ" *: