«Уплыл в чемодане»: что стало с первым советским разведчиком-предателем


 

Советский разведчик Георгий Агабеков был первым из нелегалов, который после бегства из СССР обнародовал сведения о «кухне» сталинского ОГПУ за границей, опубликовав книги «ЧК за работой» и «ГПУ. Записки чекиста». В статусе невозвращенца Агабеков пробыл всего несколько лет, пока за него всерьез не взялись бывшие коллеги из НКВД.

Служба в ОГПУ

По данным межрегионального общественного фонда содействия стратегической безопасности (ФССБ), армянин Георгий Агабеков (Арутюнов, Нерсес Овсепян), родился в семье ашхабадского кузнеца-кустаря. Учился в гимназии, воевал на Первой мировой, закончил школу прапорщиков. Хорошо знал турецкий язык, после войны служил переводчиком. С 1918 года в Красной Армии, воевал с Колчаком, в 1920 году вступил в партию и был назначен командиром батальона.

Кандидат юридических наук Алексей Шавров, автор предисловия к книге Георгия Агабекова «ЧК за работой», пишет, что в Чрезвычайную комиссию будущего предателя направил екатеринбургский губком партии. Вскоре Агабекова, знающего несколько языков, перевели в Среднюю Азию. Разведчик участвовал в операции по свержению эмира Бухары. Впоследствии его назначили начальником отделения по борьбе со шпионажем и контрабандой бухарского республиканского ОГПУ, а потом и руководителем отдела контрразведки.

С 1924 года Георгий Агабеков – сотрудник Иностранного отдела ОГПУ, его командируют в столицу Афганистана. Спустя два года разведчик, по документам – инспектор торгпредства, приезжает в Персию в качестве резидента Иностранного отдела. В этих двух странах, подтверждает ФССБ, резидент Агабеков провел несколько успешных операций по вербовке представителей русской эмиграции, среди которых были генерал и полковник царской армии. В 1928 году Агабекова отзывают в Москву, где назначают начальником сектора Иностранного отдела по Среднему и Ближнему Востоку. Спустя полтора года разведчика (теперь по легенде он уже армянский коммерсант Нерсес Овсепян) направили в Турцию на замену Якова Блюмкина, которого к тому времени арестовали и расстреляли по обвинению в связях с Троцким.

Почему он сбежал

Известный разведчик и историк советских спецслужб Павел Судоплатов выдвигает две версии причины предательства Агабекова. Первая – страсть к 20-летней англичанке Изабел Стритер, которая оказалась дочерью британского резидента в Стамбуле. Вторая версия – Агабеков был близок к Блюмкину, и всерьез опасался, что его постигнет та же участь, что и бывшего стамбульского резидента ОГПУ.

И что делал заграницей

По информации ФССБ, Агабеков предложил свои услуги британской разведке в январе 1930 года, но заинтересовались им только в мае. Однако одержимый страстью предатель через месяц отправился вслед за своей возлюбленной Изабел Стритер во Францию, и только в Париже публично заявил в эмигрантских и французских газетах о том, что порывает с ОГПУ. Судоплатов пишет в своей книге «Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930 –1950 годы» о прозябании невозвращенца, Агабеков был стеснен в средствах, и во многом этим обстоятельством объяснялась его тяга к писательству – предатель не столько хотел раскрыть тайны советских спецслужб, сколько стремился заработать на раскрытии секретов.

Публикация первой же книги «ОГПУ: русский секретный террор» (обе его книги выдержали несколько редакций и переизданий) нанесла колоссальный урон советской резидентуре за рубежом и спровоцировала серьезные внешнеполитические осложнения между СССР и Ираном: в этой стране арестовали свыше 400 человек, нескольких из них расстреляли, а более 20 получили различные сроки тюремного заключения. В итоге Иран временно заморозил отношения с Советским Союзом, иранскую компартию запретили и она работала в подполье до 1941 года.

В конце лета 1931 года Франция, чтобы не ссориться с СССР, выслала Агабекова из страны. Перебежчик обосновался в Брюсселе, немедленно занявшись «прощупыванием почвы» для работы на иностранные разведки (он с этой целью одновременно контактировал со спецслужбами 7 стран). В Москве приняли решение устранить потенциально опасного невозвращенца. Первая попытка, предпринятая в том же году, успехом не увенчалась. Не вышло и выкрасть его в 1934 году.

Нож – чемодан – река

Павел Судоплатов в своей книге «Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930 –1950 годы» описывает нейтрализацию Агабекова в 1937 году. Сотрудники Иностранного отдела (тогда уже НКВД) заманили предателя на парижскую явочную квартиру. Для этого придумали легенду о вывозе драгоценностей, в этой операции якобы должен был участвовать остро нуждающийся в деньгах Агабеков.

В акции по убийству перебежчика принимал участие будущий начальник нелегальной разведки МГБ СССР Александр Коротков. Зарезал предателя турок, агент советской разведки. Труп Агабекова затолкали в чемодан и выбросили в Сену. По утверждению Судоплатова, тело потом так никто и не нашел.


Просмотров: 996 | Рейтинг: 0.0/0
Имя *:
Email *:
Введите код безопостности с картнки в поле "Ответ" *: