Шпионки из высшего света



Файл: Герцогиня де Шевреус.jpg - ВикипедияМата Хари: История танцора, куртизанки и шпиона (1905-1917)
Сверху - герцогиня Шеврез, Внизу - Мата Хари

В истории шпионажа было немало таинственных дам, принимавших участие в этой рискованной и полной трагических оборотов деятельности. На протяжении многих столетий шпионы в юбках вели опасную борьбу не на жизнь, а на смерть. Да и в наши дни являются они весьма ценными агентами спецслужб многих государств.

Первые более или менее достоверные сведения о них относятся к XVII веку — эпохе Людовика XIII, так ярко изображенной в романах Александра Дюма. Между тем, документы далеко не всегда подтверждают его трактовку событий того времени. В «Трех мушкетерах», к примеру, фигурирует шпионка кардинала Ришелье леди Винтер, казненная друзьями Д’Артаньяна. На деле же такой дамы не существовало. Но прототип был. Это была жена английского посла в Париже, графиня Люси Карлейль, любовница лорда Бэкингема. Она участвовала весьма активно в заговоре против кардинала Ришелье. Против него — а не за, как в романе. Но в коварстве и кровожадности графиня не уступала леди Винтер. Однако сто очков в искусстве шпионажа графине давала ее соратница по заговору герцогиня Мари де Шеврез. Такой прожженный политик, как Ришелье, не мог скрыть от нее свои самые сокровенные замыслы. Её безотказным оружием была ослепительная красота, устоять перед которой не мог ни один мужчина. И герцогиня, не задумываясь, пускала в ход свои женские прелести, добывая в постели необходимые заговорщикам сведения. Кстати, даже король не раз побывал на ее ложе, хотя и предупрежден был, что это опасно.

Кроме романов Дюма, существует немало литературы о мастерстве герцогини де Шеврез. Останавливаюсь на этом потому, что именно она, пожалуй, явилась первой известной нам шпионкой, которая довела до совершенства способ добычи разведданных «между двумя простынями». Этот способ является классическим в деятельности шпионок и применяется ими и в наши дни с неизменным успехом.

В 1649 году после казни короля Карла I, Англией стал править лорд-протектор Оливер Кромвель. Роялисты, сбежавшие из Англии, составили грандиозный заговор с целью его свержения. Ими были приняты все меры, чтобы в Лондоне не узнали о нем. Но глава кромвелевской разведки Джон Терло сумел переиграть заговорщиков всего одним лишь ходом. Он послал в Антверпен, где находилась штаб-квартира роялистов, одну из красивейших женщин того времени — герцогиню Диану Дженнингс. Она сумела познакомиться с главарем заговорщиков полковником Филиппсом, который увлекся ею до самозабвения. Позабыл полковник и свой долг чести и в пылу неистовой страсти раскрыл любовнице план заговора и даже имена его участников, действовавших в Англии. Их схватили, пытали и казнили. Таким образом, одна женщина в постели сделала то, что не сумела вся разведка лорда-протектора.

Женская агентура была главным оружием разведки Англии и Франции в период жесткой конфронтации между этими странами, наступивший во второй половине XVII века. Францией тогда правил «Король-Солнце» Людовик ХIV, Англией — Карл II, оба — великие любители и знатоки женских прелестей. Зная об этом, «их Величества» без устали подсылали друг другу таких дам, устоять перед которыми, по их опыту, было невозможно.

 

В Мадриде французскую сексуальную «резидентуру» в то время возглавляла первая по времени любовница Короля-Солнца графиня Оливия де Суасон. В ее «команду» входили всего две парижанки, столь же знатные, сколь и обольстительные. Они укладывали в свои постели самых крупных политиков и военных Испании и тех, кто приезжал в Мадрид и представлял хоть какой-либо интерес для Парижа. В Риме разведку возглавляла другая фаворитка Людовика — маркиза Анжела ле Кутелье. У пылких итальянцев не было тайн для «золотоволосой богини», как прозвали они маркизу. Тем более — у тех, кого она удостаивала интимной близости. И когда графиню де Суасон отозвали в Париж, в мадридской «резидентуре» ее сменила маркиза ле Кутелье. Ее салон сразу же стал местом встреч министров и дипломатов, придворных и светских дам. В этом, по сути, доме свиданий теряли секретность самые важные сведения. А уж в постели самой маркизы государственные тайны просто оседали между простынями. Не дремали и остальные дамы парижанки. Весь «улов» собирала маркиза и специальными конными гонцами отсылала в Версаль.

В начале XVIII века разразилась 14-летняя война между Англией, Голландией и Германией против Франции. Естественно, от мадридского салона Версаль потребовал активизации, и дамы не подвели. Стратегические секреты лидеров коалиции успешно расшифровывались в ходе страстных объятий.

Но их коллективные, так сказать усилия, были превзойдены другой мастерицей подобной разведки. Это была очаровательная парижанка маркиза Клодин де Тансен, в которую с первого взгляда влюбился лорд Болингброк. Он увез ее в Лондон, и более трех лет Клодин была, говоря высоким штилем, «звездой его ночей». В пылу этих ночей лорд выболтал немало государственных тайн, которые не остались в секрете для версальских политиков.

Клодин вернулась в Париж и была осыпана милостями королевского двора, материальными — в том числе. Она сохранила, однако, лондонские связи и, став фавориткой регента Франции герцога Филиппа Орлеанского, переменила направление своей агентурной деятельности, и секреты, добытые ею в Париже, оседали в Букингемском дворце. А фунты стерлингов — в будуаре маркизы.

Когда же к власти во Франции пришел самый, пожалуй, выдающийся ценитель женских прелестей Людовик ХV, некоторые их обладательницы поднялись на новые высоты агентурного мастерства. Но одна из них, главная фаворитка короля маркиза де Помпадур, постепенно стала неофициальной управительницей всей французской разведки и контрразведки. Она учредила перлюстрацию писем, и директор почт ежедневно докладывал маркизе наиболее важные сведения, выявленные «черным кабинетом». Его сменял с докладом начальник парижской полиции барон де Бернье. Маркиза, хорошо зная силу женских чар, приказала ему отобрать в каждом парижском борделе двух самых красивых «птичек», обучить их агентурной работе и использовать для добычи информации при контакте с иностранцами и другими посетителями по его указанию.

Маркиза де Помпадур учредила в Версале закрытый пансионат для самых красивых дворянских дочерей, которых отбирала сама. Пансионат вскоре прозвали «Оленьим парком», он был, в сущности, гаремом Его Королевского Величества. Но маркиза некоторых наиболее смышлёных «оленят» использовала и для добывания информации. Она организовывала их свидания с приезжими иноземными монархами, принцами, дипломатами и другими интересующими ее персонами. И «оленята» сочетали телесные радости с агентурной работой.

Пика женская агентурная работа достигла, пожалуй, в конце XVIII века, после Великой Французской революции. В Европе почти сразу образовалась коалиция монархий и беглых французских аристократов с задачей уничтожения власти якобинцев. Естественно, шпионаж в их среде был важнейшим средством борьбы. И женщины играли выдающуюся роль во всех агентурных группах и центрах.

Любопытно, что одна из таких групп была создана по прямому указанию императрицы Екатерины Второй российским послом в Париже графом Смолиным. Эта группа должна была, ни больше — ни меньше, освободить из тюрьмы Людовика ХVI и Марию-Антуанетту. Главную роль в его осуществлении играла выдающаяся российская шпионка баронесса Корф, дама очаровательная во всех отношениях и не стеснявшаяся использовать свои чары в интересах дела. По сценарию, она должна была обольстить начальника охраны тюрьмы Консьержи, где содержались монархи, проникнуть к ним, и, поменявшись одеждой, обеспечить бегство. Баронесса сделала все, от нее зависящее, хотя и понимала, что ее казнят в случае удачи задуманного. Но при выходе из Консьержи Мария-Антуанетта в платье баронессы и Людовик в ливрее ее камердинера были опознаны стражей. Заговор сорвался.

Одной из наиболее примечательных фигур среди английских шпионок в Париже того времени была Шарлотта Аткинс. Она также пыталась организовать побег королевы. Придуманный ею сценарий был полностью аналогичен осуществленному баронессой Корф. Обольстив одного из тюремных начальников, она проникла в камеру Марии-Антуанетты и предложила ей обменяться одеждой и бежать. Однако наученная горьким опытом, королева отказалась.

Неудача не охладила рвения Шарлотты, которая решила освободить из заключения наследника французского престола, семилетнего дофина Луи-Шарля, заключенного той тюрьмы. В этом предприятии с ней действовала еще одна британская шпионка дочь лорда Батлера Сюзанна Розали. Идя испытанным путем, она стала любовницей самого начальника тюрьмы, получив свободный доступ во все ее галереи. Дамы нашли камеру, где содержался дофин, подобрали очень похожего мальчика, чтобы подменить им наследника престола. Что-то, однако, помешало предприимчивым красавицам, и дофин остался в тюрьме. Но после казни королевской четы, его освободили и отдали на воспитание сапожнику якобинцу, в доме которого он и умер десятилетним в 1795 году.

В последние годы правления Людовика XVI, при дворе блистала графиня Этта Элдерс, дама красоты ослепительной, перед очарованием которой не мог устоять ни один мужчина, в близости с которым она была заинтересована. Таких было немало: первый королевский министр граф Жером Монрепа, испанский и голландский послы и другие весьма сановные особы. Графиня Элдерс, так сказать, доила двух маток: за информацию ей платил Лондон, за наслаждения — любовники.

Знаменательно, что после революции их заменили в объятиях прекрасной графини самые влиятельные деятели Конвента и даже суровый Робеспьер. Более того, ее любовником был и секретарь Комитета безопасности Конвента Пьер Базир, депутат, возглавлявший контрразведку французской республики. Изменился лишь путь потока информации, добытой между простынями: теперь Этта отсылала ее не только в Лондон, но и в Вену. Но после того как графиня Элдерс предприняла гастроли в Мадрид, Берлин и Рим, ее активность вызвала подозрение того же Базира. По его приказу ее выследили, арестовали и казнили.

Во времена Наполеона Бонапарта деятельность французских спецслужб приобрела новый импульс благодаря непрерывной череде войн, которые вел император. Он создал «Секретное бюро» — военную разведку, во главе которой поставил полковника Жана Ландре, человека, наделенного выдающимися организаторскими и агентурными талантами. Одним из них было умение находить и привлекать к службе в «Бюро» дам высшего света. Среди них особо выделялись три красавицы графини: Д’Албани, де Уджери и Палестрина. Последняя, кстати, была агентом-двойником: специально завербовавшись в австрийскую спецслужбу, она посылала в Вену ложную информацию, которую подготавливали в штабе Наполеона. В Париже ее салон, как и салоны двух других графинь служили приманками для высокопоставленных иностранцев. А в салонах дежурили специальные гонцы, которые немедленно доставляли в штаб Наполеона записки с полученной информацией.

Кроме этих дам, занимавшихся, в некотором роде, закордонной разведкой, в «Секретном бюро» имелась женская агентура, отслеживавшая настроение парижского общества. Самой видной представительницей этой агентуры была известная в то время писательница мадам Жанлис. В ее салоне собирались «сливки» высшего света. И там же дежурили посыльные, отвозившие донесения мадам Жанлис в запечатанных конвертах самому императору, где бы он ни находился.

Одной из наиболее удачных операций «Секретного бюро» было внедрение в высшее общество Петербурга своей шпионки актрисы мадемуазель Жорж. Академик Ф. Массон в книге «Наполеон и его женщины» пишет о ней: «… Мадемуазель Жорж стала любовницей Наполеона в 17 лет. Была она бесподобно прекрасна: головка, плечи, стан — все просилось на картину. Император пленился ею при первой встрече, и почти год она не покидала его покои…»

Но в 1808 году в нее влюбился посол российского императора Александра Первого князь Бенкендорф и буквально выкрал из Версаля. В Петербурге, однако, мадемуазель Жорж приглянулась императору Александру Первому и стала его любовницей. Впрочем, ненадолго. Обладая недюжинным талантом актрисы, она блистала в столице России, меняя поклонников из высшей знати. Так продолжалось до 1812 года, когда она вернулась в Париж и продолжила театральную карьеру. И только много лет спустя появилась достоверная информация, что главной ролью любовницы двух императоров была роль шпионки «Секретного бюро».

В последние десятилетия получены веские доказательства, что Наполеон в ссылке на острове Св. Елены был отравлен мышьяком. Мнения многих исследователей сошлись на одной личности — последней любовнице императора графине Альбине де Монтолон. Ее муж, Шарль Тристан четвертый граф де Монтолон служил в «Секретном бюро», графиня же безотлучно находилась при Наполеоне. Судя по всему, именно она имела самые реальные возможности дозировано травить поверженного императора, подсыпая ему в еду мышьяк. Но раскрытые в XXI веке досье британской разведки свидетельствуют, что графиня состояла на службе у нее.

Обратимся теперь к нашей стране, Соединенным Штатам. Самое большое и эффективное развитие секретные службы здесь получили в ходе Гражданской войны. Показательно, что и на Севере, и на Юге в их операциях значительную роль играли женщины, не только как шпионки, но и как руководители агентурных групп и даже резидентур. В частности, главную резидентуру южан в Вашингтоне возглавляла молодая, красивая и богатая вдова Роза О’Нил Гринхау, дама из высшего света столицы. Ее фешенебельный особняк посещали многие руководители федеральной администрации. Более того — многолетним любовником Розы был сам Государственный секретарь Сьюард. Впрочем, она не брезговала и менее значительными персонами. Аналогичными методами действовала и агентура Розы — пять дам вашингтонского полусвета. Собранные сведения Роза специальными курьерами отправляла военному командованию южан. Они же привозили в Вашингтон щедрое вознаграждение из казначейства Ричмонда, столицы конфедератов. Между тем, здесь, в Ричмонде, не менее успешно действовала разведсеть северян, которой руководила Элизабет ван Лью. По рождению и по общественному положению она принадлежала к элите правящей на Юге аристократии. И, кроме того, молодая, обольстительная, независимая Элизабет могла выбирать себе любовников из самых высокопоставленных военных и гражданских деятелей. Они и были главным источником самой ценной информации, которую Элизабет отправляла в Вашингтон. Вторым источником стали ее вольноотпущенницы, красивые негритянки. Выполняя задания своей бывшей госпожи, они становились служанками, няньками, иногда — наложницами в лучших домах Ричмонда. Это давало им возможность подслушивать самые интимные и служебные тайны своих хозяев. Можно себе представить, какие тайны становились доступны Элизабет, если, к примеру, ее чернокожая рабыня сумела поступить горничной в дом самого президента Конфедерации Джексона.

Через пять лет после Гражданской войны в США, другой конфликт всколыхнул Европу — франко-прусская война 1870 года. В скоротечную победу Пруссии вполне ощутимый вклад внесла ее разведслужба, возглавляемая талантливым организатором Вильгельмом Штюбером. Среди его агентов было немало женщин, успешно действовавших не только в ходе войны, но и после ее окончания. Примером может служить гамбургская красавица баронесса Каула. Ее познакомили с пленным французским генералом де Сиссе, который, несмотря на немолодые уже годы, влюбился в нее и стал источником тех сведений, о которых он имел вполне компетентное представление.

После освобождения из плена, генерал Сиссе был назначен военным министром Франции. И попросил свою любовницу перебраться в Париж. Она согласилась.

Марк Стейнберг


Просмотров: 796 | Рейтинг: 0.0/0
Имя *:
Email *:
Введите код безопостности с картнки в поле "Ответ" *: