Мифы и правда о женских штрафбатах: в архивах нашлись документы


У войны, отгремевшей три четверти века назад, остается еще много «белых пятен». И одна из таких загадок — женские штрафбаты. Существовали ли в Красной Армии штрафные подразделения, укомплектованные только представительницами слабого пола? Корреспондент «МК» попытался найти ответ на этот вопрос.

Женщины на войне, во фронтовых условиях — по сути своей это вообще противоестественно. Но куда более вопиющая ситуация, когда представительницы прекрасного пола попадают в самое пекло сражения. А ведь именно наиболее опасные участки на передовой «затыкали» во время Великой Отечественной частями, состоящими из штрафников.

Основное большинство этих «смертников» были мужчинами, но зачастую рядом с ними оказывались в «мясорубке» боя и женщины. Те, кого отправили в штрафную часть «кровью искупать вину перед Родиной» по приговору военного трибунала с применением отсрочки исполнения приговора.

В некоторых публикациях, которые довелось посмотреть, авторы категорически отрицают данный факт: «Женщин в штрафные роты не направляли. Для отбытия наказания они направлялись в тыл…» На самом же деле это не так.

Если судить по официальным документам, «штрафницы» существовали в Красной Армии на протяжении более года. Началось все с июля 1942-го, когда вышел печально знаменитый приказ №227 («Ни шагу назад!»), которым вводились в армиях штрафные батальоны и роты. А 19 сентября 1943 года появилась директива Генштаба №1484/2/орг: «Начальникам штабов фронтов военных округов и отдельных армий о порядке исполнения судебных приговоров в отношении женщин-военнослужащих. Женщин-военнослужащих, осужденных за совершенные преступления, в штрафные части не направлять...»

Вместо штрафбатов и штрафрот отныне предлагалось отправлять провинившийся слабый пол в части действующей армии. Вариантов было несколько: с понижением в должности, в звании на несколько чинов, а то и вовсе рядовыми. За серьезные проступки трибунал мог приговорить женщину в погонах к отправке в места заключения.

Исследователи обнаружили в архивах некоторые документы, подтверждающие факт существования женщин-штрафников в период 1942–1943 гг. Вот лишь некоторые из них:

«Чупринина Лидия Филипповна, 1924 года рождения. Место рождения: Краснодарский край... Последнее место службы — 56-я армия 97-я армейская отдельная штрафная рота 5-го армейского отдельного штрафного батальона 328-й дивизии. Воинское звание: красноармеец. Причина выбытия: убита. Дата выбытия — 9.08.1943...»

«Бранникова Клавдия Васильевна, 1923 г. р. Место рождения: Кировская обл., Лебяжский р-н, с. Пронина... Последнее место службы: 83-я Гвардейская стрелковая дивизия 97-я отдельная штрафная рота. Воинское звание: красноармеец. Причина выбытия: убита. Дата выбытия: 15.03.1943...»

«Хованова Евгения Павловна. Дата рождения: 1924 г. Место рождения: г. Ленинград. Последнее место службы: 42-я армия 125-я ОШР. Воинское звание: красноармеец. Причина выбытия: убита. Дата выбытия: 18.08.1943...»

А вот о военнослужащей Кондратьевой, решением трибунала отправленной в штрафники и оказавшейся в составе отдельной штрафной роты, приданной 379-й стрелковой дивизии, из документов известно, что она отличилась в бою 13 марта 1943-го и после этого была не только освобождена от наказания, но вместе с еще семью штрафниками из этой роты представлена за проявленное мужество и героизм к награде.

 

 

Много ли их было в годы Великой Отечественной — женщин и девушек-«штрафбатовцев»? И формировались ли на фронте из них отдельные женские штрафные подразделения? Разбираться в этом помог автор книги «Мифы о штрафбатах», ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Вадим Телицын.

— Насколько мне известно, специально сформированных только из женщин штрафных подразделений в Красной Армии не существовало. Однако в составе штрафбатов могло находиться какое-то количество представительниц слабого пола — относительно небольшое. Скажем, из 300–500 человек общего состава батальона 20–30 — женщины.

— И что же? Они вместе с мужиками шли в атаку на немецкие пулеметы?

— Упоминаний о подобных эпизодах не встречал. Вообще в штрафбатах старались женщин использовать на вторых ролях, держать по возможности подальше от самой горячки боя. Они служили связистками, санитарками, иногда — снайперами... Во время атаки они шли не в передних рядах.

— За что женщины могли попасть в штрафбат?

— Список прегрешений большой. Например, начальство обнаружило, что девушка-зенитчица ушла с батареи в самоволку. Или связистка опоздала из увольнения. Еще один вариант: работница армейской хлебопекарни припрятала и продала спекулянтам несколько буханок хлеба, а служащая на вещевом складе попалась на краже казенного белья или обуви...

Бывали и трагические случаи. Ведь к женщинам в действующей армии повышенное внимание. Вокруг каждой — десятки и сотни сослуживцев-мужчин. И не всегда эти мужчины вели себя по-рыцарски. Если за девушкой-военнослужащей начинал активно ухаживать кто-нибудь из командиров, добиваясь физической близости, а она резко отвергала домогательства офицера, бывало, тот элементарно мстил «недотроге»: под надуманным предлогом обвинял ее в серьезном нарушении дисциплины и отправлял под трибунал.

Сохранились воспоминания участницы Великой Отечественной войны С.Г.Ильенко как раз об одном таком случае:

«Девушка у нас в части пыталась покончить с собой, но лишь легко себя ранила и осталась жива. Ее судил трибунал. Суд был открытый. Помню, как председательствующий спрашивал ее: «Старшина к тебе приставал?» А она отвечала: «Да, приставал. Он говорил мне: «Ах ты, чадо мое, чадо!» Это была простая крестьянская девушка, она не знала слова «чадо»… В конце концов ее приговорили к отправке в штрафной батальон. Дальнейшей ее судьбы я не знаю, но штрафной батальон — это была почти верная смерть...»

— Наверное, оказавшись в штрафном подразделении, женщина тоже серьезно рисковала подвергнуться насилию? Как-никак вокруг много «безбашенных» мужиков-штрафников...

— О подобных инцидентах упоминаний мне не встречалось. Однако исключить, что такие случаи имели место, нельзя. Думается, самым опасным в этом смысле был период в 1942 году, когда в штрафбаты в массовом порядке направляли уголовников из лагерей.

— Практика отправки провинившихся женщин-военнослужащих в штрафбаты действительно прекратилась осенью 1943-го, после появления директивы Генштаба по «женскому вопросу»?

— Скажем так, в массовом порядке такого больше не было, однако отдельные случаи все-таки происходили — из-за волюнтаризма членов конкретного военного трибунала, а также из-за того, что какое-то время в нормативных документах оставались пробелы. Вплоть до лета 1944 года не существовало официального положения, регламентирующего, как следует обходиться с совершившими проступок или преступление женщинами-военнослужащими.

Например, ветеран войны Ефим Абелевич Гольбрайх, сам воевавший в штрафбате, в своих опубликованных заметках привел в качестве примера такую выписку из приказа по 8-му отдельному штрафному батальону, датируемого 1944 годом: «В период наступательных боев в районе деревни Соковнинка бывший боец переменного состава Лукьянчикова Пелагея Ивановна, исполняя должность санитара стрелковой роты, самопожертвенно презирая смерть, оказывала помощь раненым непосредственно на поле боя. В период боев с 15 по 24 июля ею вынесено 47 раненых бойцов с их оружием...» То есть эта женщина находилась в составе штрафбата уже много месяцев спустя после того, как была подписана упомянутая директива Генштаба.

 

 

— Вы говорите, что о существовании отдельных женских штрафбатов или штрафных рот нет никаких сведений. То есть их не было. Однако мне довелось обнаружить публикации о находке массового военного захоронения, относительно которого есть информация, что это погибшие бойцы женской штрафной части...

— Упомянутая вами история мне известна. Дело было в 2006 году на Украине. В Запорожской области у села Чапаевка члены поискового отряда обнаружили останки 92 советских бойцов, погребенных в заваленном землей блиндаже. Причем проведенная экспертиза костей показала, что многие из погибших — женщины.

В 1943 году в этих местах развернулись кровопролитные сражения. Части Красной Армии на протяжении нескольких недель пытались выбить немцев из укреплений оборонительной линии «Вотан».

Далее цитирую информацию, которую сообщили новостные агентства в 2006-м:

«...По словам местных жителей, погибшие были солдатами женского штрафного батальона, и их захоронили в немецком блиндаже после жестоких боев в конце октября 1943 года...»

«Мне тогда исполнилось десять лет, — вспоминает коренная жительница Чапаевки Валентина Михайлова. — И я помню, как на грузовых машинах привозили каких-то женщин в форме. Возле них постоянно находились солдаты, запрещавшие женщинам с нами разговаривать. Следили за ними постоянно. Такое чувство возникало, что они были врагами народа...»

Как рассказал руководитель поисковой экспедиции, председатель Ассоциации поисковых отрядов Запорожской области Владимир Смердов, то, что в захоронении много женщин, подтверждают и находки предметов явно из женского обихода, обнаруженные рядом с костями, — в частности женские гребешки, на одном из которых даже читается выцарапанное имя «Тася». В дополнение к этому Смердов сообщил, что факт существования женских штрафбатов в Красной Армии до осени 1943-го подтверждается официальными документами Института военной археологии России.

— В некоторых публикациях, посвященных обнаруженному под Чапаевкой захоронению, довелось встретить упоминание о легенде, с давних пор сохраняющейся среди жителей этой местности. Мол, в октябре 1943-го в районе линии обороны «Вотан» гитлеровцы целиком положили идущий на них в атаку женский штрафной батальон — более 300 девушек. А по другой версии фашисты этот батальон, заблудившийся ночью при передислокации, захватили в плен и потом всех его бойцов-женщин расстреляли. В газетных статьях есть даже упоминание о старожилке здешних мест Нине Пилипенко, которая рассказала, как осенью-зимой того года хоронила убитых девушек, одетых в красноармейскую форму...

— Ну что могу на это сказать? Ситуация с «чапаевской» находкой пока остается для меня до конца не понятной. По поводу упомянутых руководителем поисковиков «официальных документов Института военной археологии» — я о существовании такого учреждения не слышал. А что касается самого этого массового захоронения женщин, на мой взгляд, скорее всего, следует говорить не о «девичьем» штрафном батальоне, а о какой-то вспомогательной части, укомплектованной женщинами и случайно попавшей под немецкий огонь. Да и насчет легенды о трех сотнях убитых или расстрелянных гитлеровцами бойцов женского штрафбата большие сомнения. Найдены-то пока лишь около 30 женских останков. А где остальные две с лишним сотни? Между прочим, после всплеска информации в 2006 году о раскопках в тех местах я нигде не встречал информации о работе поисковиков под Чапаевкой. Нашли там еще какие-то места массовых захоронений? Неизвестно.

— Можно ли назвать конкретные данные — сколько женщин прошло через штрафбаты?

— Такой информации нет. Хотя в будущем, может, мы это и узнаем. Ведь многие документы, относящиеся к комплектованию и действиям штрафных подразделений, еще не рассекречены. Могу лишь предположить, что речь идет о нескольких тысячах женщин-штрафников. Судите сами: по подсчетам исследователей, в общей сложности во всех штрафбатах и отдельных штрафных ротах за годы войны перебывало не менее 420–430 тысяч штрафников. Даже если предположить, что лишь около 5% из них были женщинами, получается более 2 тысяч «штрафниц».

Что интересно: все мои попытки обнаружить в мемуарах участниц боевых действий хоть какие-то упоминания об их службе в штрафных подразделениях не дали результата. Возможно, наши уважаемые женщины-ветераны просто не захотели упоминать о таком «негативе» в своей фронтовой биографии. Но есть и иное объяснение. Ведь уцелеть, оказавшись в штрафбате, повезло далеко не каждому. Статистика войны неумолима: в среднем срок жизни штрафника во время наступления — 1–2 боя.


Просмотров: 1207 | Рейтинг: 0.0/0
Имя *:
Email *:
Введите код безопостности с картнки в поле "Ответ" *: