Ангел и демон - герцогиня де Монпансье


 

Катрин де Лоррен, герцогиня де Монпансье, возможно, и не была красавицей в полном смысле этого слова, но обладала немалым очарованьем. Но характер... "Внешность ангела, душа демона", -- говорили про нее. Она происходила из знаменитого рода Гизов и была дочерью герцога Франсуа де Гиза и Анны д'Эсте, внучки короля Людовика Двенадцатого.

Отец Катрин был убит в 1562 году в самом начале религиозных войн, и от матери, унаследовавшей традиции итальянских вендетт, Катрин только и слышала о мести.

 

И все же, несмотря на материнские наставления и собственный характер, однажды Катрин влюбилась. Ее избранником стал прекрасный принц эпохи -- Генрих Анжуйский, будущий король Генрих Третий.

 

Генрих был красив и прекрасно это осознавал. И он был привычен к влюбленности красивых женщин. Интрижка там, интрижка здесь -- любовь пока что не затрагивала его сердце. Он позволял себя любить, возможно, он даже искренне считал, что все должны его любить, а вот самому? Зачем?

Он посмеялся над Катрин. Посмеялся над ее любовью, над ее хромотой... О чем он думал тогда и думал ли вообще?

Хотите сделать из женщины мегеру, не оставляя столь важное дело на ее родственников? А то вдруг они не справятся с задачей? Посмейтесь над ее любовью -- желательно, прилюдно, отметьте ее физические недостатки... И, поверьте, у вас все получится -- вы превратите женщину в ожесточенного врага.

Катрин де Лоррен возненавидела Генриха, но сначала предпочла покарать себя. Она отвергла любовь, отвергла всякую надежду на счастье. В девятнадцать лет она вышла замуж за пятидесятисемилетнего вдовца Луи III де Бурбона, герцога де Монпансье. Его младшие дети были основательно старше мачехи, но Катрин было все равно. Отныне все свои силы она отдала мести и честолюбию. Сначала мести за отца, затем мести Генриху де Валуа, а главное -- стараниям возвысить своего брата герцога де Гиза.

 

Она участвовала во всех начинаниях братьев, готова была влезть в любой заговор. Вы помните, как ее описывал в своих романах "Графиня де Монсоро" и "Сорок Пять" Александр Дюма. Дьявол, а не женщина!

И что особенно вызывало ее неистовство в отношении короля Генриха Третьего, так это то обстоятельство, что посмеявшись над ней, Генрих не посовестился завести интрижку с одной ее кузиной и жениться на другой. Скромная Луиза де Водемон стала королевой Франции. Это было невыносимо!

И Катрин с неистовством приняла участие в создании Святой католической Лиги.

Генрих пытался с ней примириться, но опять совершил ложный шаг. В 1585 году, когда Катрин уже три года была вдовой, он предложил ей в мужья своего фаворита герцога д'Эпернона. Катрин восприняла это как злобное издевательство и в негодовании отказалась. А ведь на этот раз король не собирался над ней смеяться, он действительно предложил очень выгодный брак. Но... у некоторых людей ненависть вовсе не является противоположностью любви. Катрин плевать было на расчет. Она хотела восторжествовать над Генрихом.

По ее наущению пропагандисты Лиги вели настоящую войну с королем. В ход шли не только проповеди, но и летучие листки, карикатуры на короля и его фаворитов, злобные песенки. Пропаганда Лиги была очень успешной. От репутации Генриха мало что оставалось. Но если брат Катрин герцог де Гиз временами и готов был к компромиссу, то герцогиня де Монпансье неизменно подталкивала его к все более и более решительным действиям. "Она единственный мужчина в этой семье", -- утверждали некоторые приближенные младших Лорренов.

И, конечно, она была счастлива, когда после дня баррикад в Париже в 1588 году король Генрих был вынужден бежать из столицы в Блуа. Она предвкушала, как пострижет его в монахи, и даже повесила на пояс ножницы, которыми собиралась выстричь Генриху тонзуру. "Вы его только попридержите, а я сделаю новую стрижку нашему брату Валуа", -- говорила она.

И кто же мог подумать, что король Генрих, которого она считала трусом, не способным на решительный поступок, возьмет да и убьет двух ее братьев.

Катрин была в горе и ярости. Она бежала в Париж, где каждодневно натравливала фанатичных католиков на короля. Она устраивала процессии Лиги, когда сотни и тысячи прихожан у собора Парижской богоматери тушили свечи и факелы и кричали "Так угаснет династия Валуа!" По ее наущению были разбиты и осквернены могилы погибших миньонов короля.

 

И именно она вложила в руки монаха Жака Клемана кинжал, которым он убил Генриха Третьего. Она торжествовала, но это торжество было недолгим. Королем Франции стал Генрих Наваррский. Война продолжалась еще несколько лет, но в 1594 году Генрих Четвертый вошел в Париж.

Для Катрин все было кончено. Ей пришлось смириться с победой врага, но напоследок ее ждало еще одно потрясение. Луиза де Водемон, так и не простившая кузине смерть мужа (да, и кроткие люди могут ненавидеть), требовала от нового короля покарать Катрин, но Генрих отказался это делать -- вражда должна была, наконец, закончиться, Франция слишком долго воевала и кто-то должен был остановить лавину мести. Но и это было не все.

Как уверяют современники (если, конечно, не врут, что бывает), вскоре после занятия Парижа в дом, где жила Катрин де Монпансье, явился Генрих Четвертый. Он пришел с малой свитой, словно ему ничего не угрожало и вскоре после начала разговора попросил пить.

Герцогиня была потрясена. Король собирался пить в ее доме? Из ее рук? И не боялся, что она его отравит?

Она хотела отпить из стакана, чтобы показать, что там нет яда, но Генрих ее остановил. И это доверие, которого она не заслужила, настолько потрясло герцогиню, что она поклялась никогда не интриговать против короля.

Эту сцену позднее описывали многие писатели и, кто знает, возможно, она и правда имела место, во всяком случае, подобное поведение вполне в характере участников.

Впрочем, для верности у герцогини оставалось не так уж и много времени. Она умерла через два года. Как писал в своем дневнике Пьер Л'Этуаль, причиной был ее злобный и буйный нрав. Но, скорее всего, ей просто не для чего стало жить.


Просмотров: 320 | Рейтинг: 0.0/0
Имя *:
Email *:
Введите код безопостности с картнки в поле "Ответ" *: