О верблюде и его соломинке (Часть 1)


Лет пять, а тем более – десять лет назад, в РФ исходили пеной по поводу того, что никогда и никому не отдадут земли, входящие в РФ. 

В общем, тональность этой риторики была заложена еще во времена Второй Чеченской войны и тогда она оправдывала фактический геноцид чеченского народа. 

Но опасения того, что высшее руководство РФ окажется в международном военном трибунале ровно за то, за что там оказались Слободан Милошевич и Радован Караджич быстро прошли, а риторика несколько притихла, но после знаменитой «мюнхенской речи» Путина градус риторики стал снова повышаться, а вместе с ним и резкость ответов на любые вопросы тех же японцев о спорных территориях. 

Если бы в том же Мюнхене 2007 года кто-то спросил Путина о судьбе островов Итуруп и Кунашир, то Путин наверняка ответил бы о том, что готов сделать обрезание всем, кто посягнет на его территорию, чтобы тот не ломал себе голову о половых органах бабушек и дедушек.

Но с тех времен утекло много воды. Изменился мир, сам Путин и его риторика на эти темы. Собственно говоря, тема об островах стала совсем не опасной и даже вполне допустимой и приемлемой. 

В самом деле, за это время Москва успешно вылетела из G-8 и стремительно ворвалась в Г- 8, вместе с Венесуэлой, КНДР, Ираном, Сирией, Зимбабве, Центрально-африканской республикой, Арменией и Беларусью. В связи с этим, Путин даже был вынужден объявить о развороте курса развития с Западного на Восточный. 

Проще говоря, он решил заткнуть прорубленное Петром 1 окно в Европу скрепами, валежником и прочими исконными вещами, обратившись в сторону Китая и других азиатских стран. Причем, сделал он это бодро и уверенно, как будто обчитавшись классика: «Да, азиаты – мы. С раскосыми и жадными очами». 

Расчет был простым, если Запад вынуждает придерживаться неприятных правил, то проще забрать свои нефть и газ и продавать все это на Востоке, и при этом, торговать там за рубли и юани, например.

Но спустя долгое время хороводов и танцев с бубнами, Москва оказалась перед неприятным фактом. Китайцы вполне благосклонно относятся к любым проектам переброски нефти и газа в Китай, но участвовать в них финансово – не хотят. 

Более того, они не дали никаких гарантий того, что будут покупать именно российские газ и нефть, из этих самых труб. Китайцы сказали, что у них — рыночная экономика и если кто-то будет предлагать дешевле – купят у него. 

То есть, никаких игр в монополии по европейско-германскому типу Пекин не обещал. С другой стороны, Москва не содержит аналог немецкого Шредера.

Однако, если в начале эпопеи с разворотом на Восток это было скорее политическое, чем экономическое решение, то чем дальше, тем этот маневр становится все более необходимым и даже – неизбежным. 

более насущной становится новая точка входа для газа, нефти и денег. Она же должна служить и точкой выхода для дорогих тушек, в случае выхода. Как не крути, а пример Миши Горбачева, которого Германия пригрела после развала совка за воссоединение ФРГ и ГДР – становится все более актуальным. 

Тогда Михаил Сергеевич не знал, что будет дальше и не захотят ли благодарные потомки поставить его и незабвенную Раису Максимовну к стеночке, как это было сделано с четой Чаушеску. Поэтому Горбачев стал на лыжи и исчез в недрах Дойчланда, где его принимали как дорого гостя и почетного товарища.

Поэтому сейчас форсированным темпом идут переговоры о возврате незаконно удерживаемых РФ территорий Японии, в частности – ряда Курильских островов. Хотя, там дело не только в островах, но и в прилегающих к ним морским акваториям, и что более важно – в незамерзающих проливах в Охотское море. 

Грубо говоря, отдавая эти небольшие острова, Путин мог бы уже не мелочиться и отдать все Курилы вплоть до Камчатки, поскольку смысла в них уже нет. Кстати, можно было и Сахалин отдать. 

Поскольку премьер-министр Японии Синдзо Абе заявил о том, что Япония не будет настаивать на депортации находящегося там населения, то оно попадет из феодального средневековья в развитый капитализм 22-го века. Хоть поживут как люди.

И вот, согласно публикациям агентства NHK процесс выходит на финишную прямую. Переговоры активизировались совсем недавно и резко сдвинулись с мертвой точки только после того, как Путин принял основное условие Японии – деньги утром, стулья – вечером. А точнее, сначала возврат островов, а вслед за этим – подписание мирного договора.

Японии нужно закрыть вопрос «северных территорий», а Путину – получить партнера, который будет благодарен за территориальные уступки и в случае чего – приютит его у себя, как это когда-то было с Горбачевым. 

При этом, такой партнер должен быть достаточно влиятельным и порядочным, чтобы отстоять его тушку от возможных запросов судебных органов с бывшей родины или международных трибуналов.

(окончание следует)


Просмотров: 622 | Рейтинг: 0.0/0
Имя *:
Email *:
Введите код безопостности с картнки в поле "Ответ" *: