МАША+МИШЕЛЬ ЛЕГРАН. История ЛЮБВИ


Маша, Мишель, вы поженились в прошлом году, а встретились 50 лет назад. Ваша история похожа на сказку! Что в ней правда, что вымысел?

Мишель Легран: Я сейчас расскажу вам нашу историю, а вы уж сами решайте. Произошло это очень давно, еще в 1964 году. Я в те далекие времена был уже состоявшимся музыкантом, писал музыку к фильмам модного тогда течения Новой волны, ко мне присматривался Голливуд — иными словами, был вполне успешным молодым человеком. И вот в составе французской делегации я отправился в Бразилию, в Рио-де-Жанейро, на международный кинофестиваль. Тем временем молодая актриса Маша Мериль тоже собирала вещи, готовясь к путешествию в том же направлении, будучи в составе большой делегации парижских кинематографистов — от режиссера Жака Деми до юной Катрин Денев, которые должны были представлять на конкурсе свои новые картины. Маша, например, представляла фильм «Очаровательная лгунья».
И вот представьте себе. Копакабана — пляж и одноименный городской район в Рио-де-Жанейро, расположенный при входе в залив Гуанабара, к югу от центра города. Романтическое, райское место. Солнце. Изумрудная вода. Там я впервые увидел Машу и влюбился в нее с первого взгляда, мы разговорились. Договорились пойти послушать бразильскую музыку, я пообещал познакомить ее с моими друзьями-музыкантами. 
Ночи напролет мы с Машей проводили в клубах города, увлеченные музыкой и нашим безумным чувством. Невозможно описать словами те дни! Поток сплошного счастья! Кажется, миновала вечность, а прошло всего-то несколько дней — потрясающих, ярких, сумасшедших, после которых как-то вдруг, внезапно и больно, пришло осознание: все, фестиваль закончился. Пора возвращаться обратно. Домой. Во Францию. И что делать?

4788728 (700x445, 101Kb)

Для нас это означало личную трагедию. Все то, о чем мы успели забыть, что гнали прочь, вернулось. Мучили черные мысли о невозможности быть вместе. Судите сами: мы встретились, будучи уже устроенными в жизни. У Маши была свадьба на носу с ее женихом-итальянцем — всего-то через неделю, я сам недавно женился, и у меня подрастали двое маленьких детей. Мы вдруг осознали всю сложность нашего положения, всю невозможность нашей любви. Мы честно сказали об этом друг другу: если дадим волю чувствам и останемся вместе, то разобьем сердца тех, кто был нам дорог. Наша любовь могла причинить боль очень многим людям, и мы понимали, что не имеем на это права. Не можем позволить себе любовь. Да, вот такая беда с нами приключилась.

Маша Мериль: И мы решили расстаться, договорились не созваниваться и не искать друг друга, как бы тяжело это ни было для обоих. Но я хотела бы особо подчеркнуть, что ничего «такого» между нами не было. Мы позволили себе только поцелуи, не больше. Дальше не пошли. 

Мишель Легран: С момента нашей первой встречи прошли долгие годы. Мы с Машей разбежались в разные стороны, занялись своими карьерами, жизнями. Закрутились. 

Шли годы. Долгие-долгие годы… И вот однажды…

Мишель Легран: В конце 2013 года Маша играла в театре «Буфф-Паризьен» в пьесе, написанной моим другом Дидье ван Ковелером «Близкие отношения». Я пришел на премьеру. Оделся с иголочки, взял свою самую красивую машину — будто предчувствовал что-то. Хотя, честно говоря, даже и не представлял себе, что меня ждет.

123642604_nesontilspastropmignons (699x440, 28Kb)

Маша Мериль: Я к тому времени уже два года как была совсем одна и даже находила в этом радость. Говорила себе: может, уже и не найду никого, ну и что? Одиночество — не такая уж и плохая штука. А Мишель к тому времени, оказывается, тоже давно жил один. Успел развестись со своей женой.

Мишель Легран: Мы посмотрели друг на друга. И… я сразу понял, что Маша свободна. Что между нами больше нет никаких преград. Никого и ничего. А она, посмотрев на меня, тоже это почувствовала… И мы заговорили с ней совсем иначе, как друзья, которые вдруг встретились после долгой разлуки, но при этом чувствуют, что разлуки этой никогда не было, что они никогда не расставались.

Мишель Легран: Невероятно! Но после этого вечера я стал каждый день ходить на ее спектакль в театр «Буфф-Паризьен» и говорить ей: «Я хочу на тебе жениться! И на этот раз, поверь, у нас все получится. Время пришло, и к черту наш возраст!»

И вот минули годы, и лишь по их прошествии, увидев Машу, я вдруг отчетливо понял, что все эти 50 лет мы оба провели, готовясь к новой встрече друг с другом. Все эти 50 лет мы шли друг к другу. Мы продолжали любить друг друга. 
Мы воспитали наших детей, они выросли, ушли и зажили самостоятельно. Мы оба похоронили родителей, многих друзей.

234998259 (700x527, 52Kb)

У нас никого и ничего не осталось, кроме нас самих. И планов на будущее. И надежды. И потребности радоваться. Мы были готовы все начать с нуля, заново. 

— Маша, но 50 лет — огромный срок. Как же вам удалось сохранить это чувство?

Маша Мериль: Мишель говорит, что все эти 50 лет думал обо мне, не забывал. А я… Женщины — существа более прагматичные. Тогда, в Бразилии, я сказала себе: поставлю крест на этой любви, нет, так нет. 

Все эти годы я конечно же не упускала Мишеля из виду, следила за его успехами в прессе, очень гордилась, когда он получал очередной «Оскар». Да и сама развивалась, играла в кино. Но что кончено, то кончено. Такова, видно, наша с ним судьба. И когда он зашел в тот вечер в мою гримерку, я… тоже, как и Мишель, подумала: это высшая сила соединила нас. Пожениться решили незамедлительно.
Это радостное событие произошло под сводами русской церкви, в Александро-Невском соборе в Париже, на улице Дарю. 

— 50 лет не потеряны?

Маша Мериль: Нет, мы жили, мы строили себя. Развивались. Если бы я была неудачницей, серостью, вряд ли Мишель ко мне вернулся бы и продолжил любить. Я преуспела, реализовала себя, сложилась как личность. Написала книжки, снялась в кино, поработала на телевидении, в театре. И Мишель тоже жил. Мы жили параллельными жизнями, сражались с трудностями, побеждали, противостояли. Но мы верили, что счастье придет, жили в его ожидании. Были любознательными, занимались своим здоровьем, готовились встретить Чудо во всеоружии. И Чудо пришло. 

— В чем секрет таких гармоничных отношений, как ваши?

Маша Мериль: Еще до встречи с Мишелем я вывела для себя формулу идеальных отношений — надо быть очень похожими. Иметь один мир, один градус накала страстей, ощущений. Это когда один начинает фразу, а второй ее заканчивает. Неправду говорят, что противоположности притягиваются. Такое «уравнение» является выдумкой тех пар, которые не понимают, по какой причине они, такие разные, вместе. Только единое эмоциональное поле, единый мир чувств, культуры, знаний и градус темперамента создают настоящее счастье. Иначе никак…
Мы с Мишелем не сожалеем о прошлом, о прошедших годах, не смотрим назад. 

Cabourg_2015_2 (690x700, 66Kb)

Мишель Легран: Каждую ночь, засыпая рядом с Машей, я думаю о том, что с нами будет завтра. Какие приключения нас ждут? Какие планы, какой поворот судьбы? И этот интерес друг к другу держит обоих в тонусе. 

Мишель Легран: Да и по сей день, когда я прохожу мимо Маши по комнате, она вдруг восклицает: «Нет, ну ты представляешь, мы женаты!»

— Неизбежный вопрос: как сочинили «Шербургские зонтики»?

Мишель Легран: С режиссером Жаком Деми мы подружились случайно. Он снял фильм «Лола» и пригласил великого музыканта Куинси Джонса написать к нему саундтрек, а тот из-за личных проблем неожиданно выбыл из проекта. Жак срочно стал искать ему замену и нашел меня. Мы начали вместе работать, крепко подружились, я сочинил музыку к его первому фильму «Лола», потом ко второму. А в один прекрасный день он принес мне сценарий мелодрамы под вычурным названием «Неверность, или Шербургские зонтики». И пояснил: «Хочу снять простенькое черно-белое кино». Историю о предательстве, о том, как девушка не дождалась своего возлюбленного». 

Я перечитал сценарий несколько раз и сразу же позвонил Жаку: «Думаю, ты написал мюзикл». «Как?» — удивился Жак. «Да, именно. И ты должен его снимать как мюзикл. Твои актеры будут не говорить, а петь. Но петь так, будто они просто говорят друг с другом!» Идея Жаку понравилась. Мы на 15 дней закрылись от всех и стали писать тексты и музыку.

upload-RTR445G4-pic905-895x505-43494 (700x394, 67Kb)

Но все это было так давно! Сегодня меня радует тот факт, что я продолжаю интересовать молодежь. Например, когда популярный писатель Фредерик Бегбедер задумал экранизировать свой роман «Любовь живет три года», он позвал меня. Не-е-т, не в качестве композитора. А как... актера, чтобы я сыграл самого себя. Поэтому он и придумал показать меня в самом конце своего фильма, в счастливый кульминационный момент свадебной церемонии, которая происходит на пляже в Биарице. Я сижу за пианино, ножки которого утопают в песке. Играю, а люди смеются.

— Опять пляж? Счастливое и роковое для вас место! Месье Легран, Маша, 50 лет — огромный срок. Вы сами сказали о том, что понимаете стремительность и неумолимость бегущего времени. Обрести любовь в финале — огромное счастье. Но ведь и потерять ее после стольких лет ожидания — тяжкое горе.

Мишель Легран: Я понимаю, о чем вы. И отвечу так. Был я дружен с Луи Арагоном. Когда его жена Эльза Триоле, которую он страстно любил, умерла, он похоронил ее в парке у их дома, приготовив рядом место и для себя. Помню, навещал его как-то холодной промозглой зимой, Эльзы к тому времени уже два года как не стало. Он вышел ко мне на порог без шарфа, совсем раздетый. Я заволновался, сделал ему замечание: «Немедленно накинь что-нибудь! Ты с ума сошел? Еще заболеешь, не дай бог!» Он ничего не ответил, но посмотрел на меня так, что этот взгляд был красноречивее всех слов. Я понял, что именно этого он и хочет. Что он очень устал без своей Эльзы.

Вот вам и ответ на вопрос, что бывает «если» и «потом»…

P.S.А теперь он умер. Маша снова осталась одна. Она плачет…

136869330_skorbim11 (427x276, 20Kb)

 


Просмотров: 233 | Рейтинг: 0.0/0
Имя *:
Email *:
Введите код безопостности с картнки в поле "Ответ" *: